Брак – последняя попытка

Журнал: Март 2017 #120 Герой: Илья Борзенков, Магнум

 

Директор сети «Магнум». Известный в городе начальник Борзенков снимает дома пиджак босса и, счастливый, садится есть свой в меру посоленный борщ. А все потому, что перед очередным загсом решил два дня искренне поговорить с девушкой своего формата. 

 

Я прошлый год прожил очень трудно. Знаете, борьба за право полноценно общаться с собственными детьми прилично выматывает. Поначалу реально не хватало воздуха и ощущал себя «двухпалубным», в которого еще раз попадет – и «убит». Но Бог миловал, и я снова счастлив: могу жить, дышать, любить, воспитывать детей и строить новую семью. Сейчас мне комфортно, я пережил. Для этого нужно было признать и переосмыслить некоторые вещи. Мне кажется, в новом браке нам с самого начала удалось построить искренние и честные отношения.

Вообще-то я привык рассуждать о политике или бизнесе, и говорить о семейных отношениях для меня непривычно. Но попытаюсь. Бизнес-опыт в личной жизни не слишком полезен: что-то совершенно точно в семью приносить нельзя, но что-то можно попытаться применить. Так, если мы считаем, что менеджмент – это планирование, организация, мотивация и контроль, то нельзя дома применять мотивацию и организацию (в их бизнес-понимании), а вот планирование и контроль – можно.Одно из главных правил в бизнесе – соблюдение договоров. Так же и в семье – обещания близким должны быть четко сформулированы и в срок выполнены. Ведь очень часто семейные конфликты возникают из ситуации, когда один говорил одно, а второй понял другое. Бизнесмены привыкли в управлении компанией «смартировать» задачи – это же можно внедрить и дома. Как только вы привыкнете проводить все свои просьбы и обещания через SMART-фильтр – жить станет сильно проще. Уже нельзя сказать: «Дорогая, почисти, пожалуйста, мою куртку», бросить куртку на кресло и уйти. У нас это выглядит так: «Дорогая, сдай в химчистку мою куртку, пожалуйста. Там пятно на правом рукаве. И попроси их управиться до четверга». Получается как в бизнесе: конкретно, измеримо, достижимо, актуально и ограничено по времени. 

Мы с женой используем Wunderlist, общий календарь и общий список повседневных покупок. Поэтому дурацкой ситуации, что в четверг интернет-доставка, а дома никого нет – не возникает. Мы же сразу эту бытовую задачку записали в календарь, поставили срок, назначили ответственного. Кучи конфликтов на тему «забыл... закрутилась... а что ты думаешь, я ничего не делаю?» просто не случается. Обещал сходить с женой по магазинам в субботу – тут же все записал: и не забудешь, и не отвертишься. На это время у меня не появится других задач никогда, ей не придется ни напоминать, ни снова просить. Такое совместное планирование спокойно можно переносить и на детей, на детские тренировки, школу, кружки. А потом за ужином смело задавать не дежурный вопрос «Как там в школе?», а вполне конкретный: «Как английский? Сдал глаголы?» Планирование всем полезно. А для частных дел у нас есть календари, и ими мы не делимся.



Насколько хорошо и удобно переносить из бизнеса привычку планировать, настолько же плохо переносить материальную мотивацию. Проще говоря, количество денег, которые получает жена, не должно зависеть от количества пересоленных борщей. Когда кто-то из супругов постоянно монетизирует свой статус, это очень плохо, равно как и любые другие манипуляции материальным. Жена готовит суп не потому, что за это получит новую шубу, а потому что она любит и заботится. А я ей покупаю шубу, потому что холодно, а не потому что благодарю ее за какие-то там формы семейных взаимоотношений. Я вообще в финансовых взаимоотношениях стараюсь к жене относиться как к ребенку: давая денег сыну или дочке, я же не прошу ничего взамен. Вот и от жены этого не жду, чтобы не было этих «ты – мне, я – тебе». Как только появится «ты – мне» – сразу вспомнится и соотношение цены и качества, а это уже из бизнеса, и это все для семьи плохо. 

Как только вы сели и посчитали, сколько потратили в месяц на жену, – вы сделали первый шаг к разводу. Я за то, чтобы эти попытки монетизации отношений контролировать и уничтожать в зародыше. Материальная мотивация и к детям неприменима: «по 50 рублей за каждую пятерку, а в конце года – получишь велосипед» – для меня это за гранью, потому что очень это не про любовь, а про производственные отношения и годовые бонусы. Велосипед ребенок должен получать тогда, когда он ему нужен. А мотивировать хорошо учиться нужно своим примером и убеждением в полезности образования. Уверен в этом. Финансовой эффективности как критерия в семье вообще не может быть, семья – это не инвестиция. Считать деньги можно, а если их не завались, то и нужно. Но только как общий семейный бюджет. У нас денег достаточно – мы особо не считаем. 

У девушек, кстати, это потребительское отношение к мужчине («Маше купили блузку за 100 тысяч, чем я хуже, ты мне тоже должен» или «Тебе что, жалко на меня денег?») зачастую очень выражено. Я, к счастью, от подобных разговоров избавлен. Единственное, что человек в нашей семье «должен», – это планировать свою жизнь и выполнять обещания. И больше никто никому ничего не «должен». Все делается по доброй воле и по желанию.И конечно, я никакой не генеральный директор дома. У того, кто приносит в дом больше денег, прав не больше. В нашем доме все равны: и взрослые, и дети (когда приезжают), и правила одинаковы для всех. 

Нельзя говорить и думать, что если мужчина семью содержит, то женщина сразу зависима, – тут речь просто про перераспределение обязанностей. В семье должен быть коммунизм: от каждого по способностям, каждому по потребностям. И никакого капитализма, никаких отношений «работник – работодатель». Потому что это в бизнесе отношения строятся по принципу «нанял – уволил». В семье это не работает. Женщина хочет стабильности, и если она понимает, что до нее ты в десятый раз уволил очередную жену, то вряд ли она с тобой будет строить что-то серьезное. Кстати, именно поэтому у нас запрещены и любые формы применения силы к детям. Применяя силу к ребенку, ты показываешь ему, что твое физическое превосходство дает тебе дополнительные права. Возможно, на улице это действительно верный принцип, но не в семье.

Принципиальные вопросы лучше, конечно, прояснять до брака, особенно ценностные. Если муж ждет, что отношения в браке будут парт­нерскими и жена будет обеспечивать себя сама, а жена убеждена, что ее будет обеспечивать муж, то ничего хорошего из этого не выйдет. Оба будут думать «мы так не договаривались», а они просто не потрудились договориться. Здесь семья чем-то похожа на компанию, где два учредителя имеют равные доли: 50 на 50. Такие компании часто разваливаются именно из-за отсутствия принципиальных договоренностей на берегу.





Нет никаких гарантий, что один из партнеров, желая понравиться, не будет убедительно говорить, что разделяет все ваши ценности, даже не потрудившись их выяснить. Соврать легко. Только потом жить трудно. Допустим, заходит разговор о детях – до брака оба говорят, что хотят, через пару лет выясняется, что кто-то по факту хотел бы остаться чайлдфри. Я не понимаю, зачем подкладывать под себя такую мину? На мой взгляд, классическая семья – она вообще больше для детей, чем для взрослых. Поэтому вопросы о детях почти сплошь принципиальны – потому что если спор по поводу марки подгузников можно пережить, то разногласия о том, как лечить ребенка, пережить уже труднее: если муж окажется адептом классической медицины, а жена поклонницей гомеопатии, то первый же детский насморк развалит семью. Ведь какой нормальный мужик будет терпеливо смотреть на то, как его больного ребенка пичкают фигней? Прививки те же, крещение, телесные наказания, образование... 

Все это очень важно обсудить заранее, наметить такие красные линии. А кроме детей еще обсудить кошек-собак, друзей-подруг противоположного пола, формат отношений с бывшими, всякие девичники-рыбалки, алкоголь-курение, здоровое и нездоровое питание, поддержание обоими приличной формы, среднюю стоимость «нормальных» сапог… Да хоть Путина, если кто-то из двоих его искренне любит или ненавидит. А то вдруг на каком-то году вдруг выяснится, что один с детства мечтает свалить, а другой не видит себя вне России. Или один хочет купить дом в деревне, жить на природе, копаться в земле, а другой на 100 процентов городской. Лучше все обсудить заранее. Я не говорю, что должно быть полное совпадение: без компромиссов семья не сложится и не устоит. Важно точно понимать, что вас объединяет, а что разделяет. И что разделяющие вас вопросы не фатальны. Речь вообще о ценностях, а не об интересах, поэтому таких действительно важных вещей не очень много: максимум штук двадцать на двоих. Если же муж любит футбол, а балет терпеть не может, а жена наоборот, то не будет никакой драмы, когда вдруг это выяснится после свадьбы. Будут вместе ходить в кино, а то, что любят по­одиночке, смотреть с друзьями, которые разделяют их увлечение. 


По моему опыту женщины, кстати, не всегда могут внятно выразить то, чего они на самом деле хотят и что ценят. Или стесняются, или не находят слов. Они нечасто четко проговаривают это даже сами себе и постоянно пытаются перейти на привычное для них поле эмоций и чувств. Но мужчине понять, что в голове близкого человека, нужно – и чем скорее, тем лучше, поэтому как-то придется научиться вытягивать из своей избранницы важные для нее вещи, объяснять ей особую важность почти исповедальной искренности с самого начала. Ну и самому быть искренним, конечно. Многие говорят: надо просто пожить до брака пару лет и все выяснить опытным путем. Но мне кажется, если семью создают адекватные и взрослые люди и если их ценности совпадают, то все попутные ошибки они друг другу простят и переживут. А вот ценностный конфликт, даже проявившийся в третий год, неразрешим. Проще и быстрее два дня поговорить, чем два года ждать, когда ваш парт­нер проявит себя во всей красе. 

Все действительно важное для одного нужно обоим честно и обстоятельно обсудить, договориться о правилах и дать взаимные обещания их соблюдать. У нас даже есть в телефонах две памятки: «Правила Ильи» (у меня) и «Правила Светы» (у любимой). Не покажу, не просите. Наверное, когда-нибудь составлю сыновьям прямо вопросник к потенциальным невестам. Пока, правда, до этого далеко еще.Я абсолютно убежден, что брак жив, пока есть доверие, и все, что увеличивает доверие, – в плюс. Поэтому, например, у нас в семье открытые телефоны: то есть у меня на телефоне стоит пароль, но жена его знает. И я, разумеется, знаю ее пароль. И геолокацию свою мы друг от друга не скрываем. Это как минимум поддерживает сексуальное доверие и препятствует появлению фантомов типа «А кто это тебе звонит в 10 вечера?» Презумпцию невиновности не дураки придумали еще в Древнем Риме. Доказывать, что ты не верблюд, долго, противно и довольно стремно. А совсем не ревновать невозможно. Поэтому любой из нас может просто спросить: «Кто звонил?» или в любой момент попросить телефон и посмотреть входящие. Жена может прийти на любую мою личную встречу – пожалуйста. Она может позвонить в 11 вечера и спросить: «Ты где?» или посмотреть по геолокации место, где я с друзьями смотрю футбол, приехать и присоединиться. Кстати, право на контроль не подразумевает постоянную жизнь под бдительным оком Большого брата. По-настоящему близкие люди доверяют, не проверяя, удовлетворяясь одной возможностью проверить, если накроют сомнения. Я не помню, когда последний раз слышал: «Ты где?», и точно не знаю, смотрит ли жена украдкой мой телефон. Думаю, вряд ли. А еще мы дома никогда не кладем телефон экраном вниз – это уже на уровне привычки. И легко можем попросить друг у друга телефон позвонить или посмотреть что-то в Интернете, если свой телефон на зарядке.


Именно поэтому – из-за полного доверия – у нас общие кредитки. Точнее, у жены «допник» моей карты. Через интернет-банк она видит мои траты, а мне дублируются ее платежные SMS. Сначала было непривычно, но сейчас никто не видит в этом посягательства на личную свободу. Конечно, можно снять наличные или завести вторую карту. Но зачем? Если кто-то в семье начнет скрывать или выяснять, кто сколько чашек кофе выпил или трусов купил, то семью это точно не оздоровит. Если хочешь, чтобы тебе не врали, – не ври сам, хочешь, чтобы тебе доверяли, – доверяй первым. Я не знаю, как это все работает, но отношения между мужем и женой – очень симметричная система. Такие космические весы. Кинул себе лишнюю песчинку – и провалился. Запрета на покупки нет, но мы стараемся избегать спонтанности в шопинге и по всем значимым покупкам советуемся. Каждый должен объяснить, зачем та или иная вещь ему нужна. По сути, это доказывается даже не супругу, а самому себе. При этом можно просто сказать: «Очень хочу!» или «Всю жизнь мечтала». И это тоже вполне себе аргумент. Только пользуйся потом. Отказ от роскоши и разумная потребительская культура – это общесемейные ценности у нас. Кто-то тратит больше, кто-то меньше – это не важно. Но уровень покупаемых вещей, уровень щедрости мы стараемся негласно балансировать. В нашей семье не выйдет купить себе турбийон и зажать деньги жене на шубу. Это против правил. 

Очень правильно до брака дать себе честный ответ на вопрос: хочешь жить с человеком или не можешь жить без него? Девочки любят фразу «жить без него не могу». Но взрослый сложившийся человек понимает – это на самом деле очень плохо: если ты без кого-то или чего-то не можешь жить – иди к психотерапевту. И если жена живет с вами только потому, что инфантильна, социально не адаптирована и не способна жить одна, нужно немедленно расставаться. Не надо ломать ей и себе жизнь. Потому что если человек хочет, но не может уйти, то все свои фрустрации и внутренние конфликты будет реализовывать на вашем мозге. Потому очень важно дать другому человеку ощущение, что он способен жить без вас, в одиночку. Я, например, плачу своим взрослым детям (даже замужней дочери) ежемесячное пособие – просто для того, чтобы они были чуть смелее в своих решениях, если, скажем, захотят поменять работу или уйти из токсичных отношений. В отношениях с женщиной очень помогает брачный договор, причем именно для мужа эта уверенность жены, что в случае развода она получит это, это и это и не пропадет, намного важнее. А ощущение безопасности, которое есть у жены, – ваша гарантия того, что она живет с вами только потому, что хочет жить с вами. Я уж не говорю о том, сколько сил и времени отнимают такие токсичные отношения и сколько за это время можно было сделать важного – в конце концов, сколько денег можно было заработать.




Человек должен быть способен жить один. Я очень долго переходил из рук в руки, как эстафетная палочка, и только перед последним браком пожил один. Потому, наверное, перестал создавать для близких конкурентную среду. Это тоже из бизнеса, и в семью это тащить не надо. Я сравниваю свою жизнь не с предыдущими браками, а с жизнью в одиночку. И ни с кем свою жену не сравниваю. А она, надеюсь, меня. Это довольно просто, если действительно настраиваться на брак как на последнюю попытку. Я как-то Свете сказал: «Мы всерьез намерены с тобой прожить всю жизнь, поэтому у нас есть только один выбор – прожить ее хорошо или плохо». Создали себе такой рукотворный необитаемый остров без интеллектуальной и сексуальной конкуренции. Довольны.Почему мы выбираем себе в мужья или жены именно этого человека, а не какого-то другого – я не знаю. Это мистика, Божий дар, тебе просто дают в трудный момент того, кто сможет тебя продвинуть или удержать от какого-то падения. Я искренне верю, что для каждого человека есть если не пресловутая вторая половинка, то определенный круг людей, с которыми он может жить. Тебе лишь остается сначала разобраться в себе и потом подбирать человека под понятный формат. Как только понимаешь, что хочешь жить именно с этим человеком, – обозначаешь зоны, комфортные лично для тебя, сверяешь их с красными линиями, которые важны для супруга, и будь счастлив. 

Да, да, я Капитан Очевидность. Знаю.

 

Добавить комментарий

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи. Авторизоваться