Встреча с Рокки стала роковой

Журнал: Февраль 2014 #86 Герой: Алексей Зорин

 

Алексей Зорин
Председатель совета директоров УК «Пять Звезд». Пусть из Алексея не получился великий артист – зато получился вполне себе успешный бизнесмен, который к тому же всему свету доказал, что можно быть богатым и оставаться в душе артистом. За тридцать лет устарели многие технические аспекты его бизнесов, но сама идея не устарела – эмоции продаются не хуже колбасы.

Я все еще храню старенький видеомагнитофон, который верой и правдой служил в моем первом видеозале. Берегу как дорогую реликвию. Десятки видеокассет стоят на полках, я с ними не тороплюсь расставаться. Это был хороший период моей жизни, пусть останутся эти артефакты. Но бизнесмен обязан быть гибким, интуитивным, раньше всех чувствовать перемену ветра. Не надо держаться мертвой хваткой за бизнес, к которому ты прирос душой. Надо уметь вовремя готовить даже не то что бы пути отступления, я бы сказал наоборот – пути наступления и развития. А лучше вообще сыграть на упреждение: за полгода, за год начать шевелить ситуацию. Но мне приятно поностальгировать по тому времени больших возможностей, перспектив и какой?то особенной внутренней свободы. Прошло уже около тридцати лет – воздух сейчас наполнен другими смыслами.
 

Уже не помню точно, какой это был год. Возвращался домой в достаточно удрученном состоянии: на один день позже подал документы в консерваторию, и на вступительном экзамене перед самым выходом на сцену мне сказали, что меня нет в списках. На Белинского – Фурманова увидел пельменную (потом на ее месте работало знаменитое ателье «Медвежонок»). Зашел перекусить и увидел, что там открылся видеозал. Как сейчас помню, в этот день демонстрировался фильм с участием Сильвестра Сталлоне «Рокки-1». Сама эпоха в этой картинке («Рокки» в пельменной) – атмосфера перестройки, открывшегося занавеса, первых кооперативов. Это был чуть ли не второй видеосалон в городе – первый был открыт на железнодорожном вокзале. И меня поразило количество людей, которые пришли посмотреть картину со Сталлоне. В афише было расписано сеансов шесть или семь с периодом в полтора часа, пельменная была полным-полна. Причем люди сидели на простых стульях и смотрели обыкновенный телевизор. Никакого комфорта, сервиса и эстетики – абсолютно ничего, а ажиотаж невероятный.

Очень заинтересовала меня эта картинка с точки зрения коммерции. Я прикинул количество людей, которые там сидят, умножил на количество сеансов и стоимость билета. Тогда это был один рубль, насколько я помню, – сумма для тех времен приличная. Математика сказала все сама за себя. Музыкальное образование второе у меня, первое – окончил колледж связи (тогда он назывался техникум связи) по специальности «Телевизионная техника и радиорелейная связь». И еще есть третье образование – экономическое. В общем, я не чистый гуманитарий, с левым полушарием у меня тоже порядок, считаю в уме – и весьма быстро. Меня так заинтересовали результаты моих приблизительных расчетов, что я решил изучить видеосалонный бизнес получше. Тем более в консерватории мне сказали «приходите завтра», то есть на следующий год. Подумал – неплохо бы этот год совмещать пение со своим педагогом из консерватории и бизнес.

У меня был достаточно модный по тем временам автомобиль, ВАЗ-2108, в городе их были единицы. Я его продал и на вырученные деньги смог купить только два телевизора и видеомагнитофон. Цены на импортную аппаратуру были непомерно высокими. Мой автомобиль стоил 8340 рублей, а видеомагнитофон – 5 с половиной тысяч. Отечественные телевизоры работали только в системе SECAM, а иностранные фильмы писались на кассетах в системе Palm. Чтобы сигнал считывался, надо было в нашем телевизоре «Рекорд» установить декодер. Я познакомился с одним классным человеком, Сергеем Глущенко, который стал впоследствии моим близким другом. Он и помог мне установить на телевизоры этот декодер.

Параллельно я решал, где открыть свой первый видеозал. Начало кооперативного движения, вокруг какие?то бесконечные криминальные истории, достаточно рискованно было ввязываться в любой бизнес. Но я был уверен, что у меня все получится разрулить, люди обязательно пойдут в мой видеозал. Тем более на фильмы, которых пока не было в прокате, советская кино-индустрия тогда боевики типа «Рэмбо. Первая кровь» еще не закупала. К тому же меня посетила блестящая мысль открыть видеозалы в кинотеатрах. Я встретился сначала с директором кинотеатра «Урал», нашел общий язык, спросил, как она на все это смотрит и через кого такие вопросы решать. Она посоветовала обратиться в городскую дирекцию киносети. Если я не запамятовал, директором этой организации тогда был

Бурдин Сергей Михайлович. Я пришел к нему с предложением открыть видеозал в кинотеатре «Урал». Решили мы этот вопрос достаточно быстро, хотя время было тогда другое, необходимо было пройти множество инстанций, согласовать с городской дирекцией киносети, с областным видеопрокатом, с областной дирекцией киносети, с Турецким Григорием Михайловичем. Видимо, помогло то, что я неплохой коммуникатор, умею с людьми разговаривать и договариваться – во все времена полезное качество. Видимо, бог дал мне, как сейчас модно писать в резюме, «коммуникабельность», мне ее точно не занимать.

Так я открыл первый зал в кинотеатре «Урал» и увидел на деле, насколько неплоха экономика данного предприятия. Конечно, было очень интересно все продолжать и расширять. Начали открывать следующие видеозалы, причем исключительно в сети тогдашних муниципальных кинотеатров. Они еще назывались очень характерно – «Знамя», «Комсомолец», «Октябрь». Может, кто?то помнит, долгое время перед «Октябрем» стоял большой автобус. Дирекция кинотеатра его закупила и отдала мне в управление. В этом автобусе я тоже открыл стационарный видеозал. Подвесил в салоне видеодвойку, мягкие сиденья уже есть, очень удобно. Это фактически был первый проекционник. То есть демонстрация с видеокассет в автобусе была на проекционник, а не на маленький экран телевизора. Народу в автобусе всегда было битком!

У меня было очень много друзей, которые по каким?то причинам не могли найти себя в жизни, я их всех объединил и фактически подарил этот проект. Творческой натуре, мне очень сложно было раскрыться в столь нехитро устроенном бизнесе. Да, он был невероятно денежным, спрос на видеофильмы был огромным. Но мне хотелось идти дальше, придумывать что?то еще, меня всегда влекло что?то новое, не очень изученное. Я не большой любитель ходить по проторенным кем?то дорожкам. Для меня важно, чтобы в том, чем я занимаюсь, была культурная компонента. Условно говоря, мне хочется не колбасой торговать, а высекать из людей эмоции, радовать, удивлять, помогать сбросить негатив и так далее. Это мое. Сначала я продолжал курировать все залы, управление всем было на мне, но со временем я все больше расстраивался из?за своей творческой нереализованности. Я стал искать что?то еще интересное в бизнесе, но с тем же идейным наполнением – развлекать людей, разнообразить их досуг, уж не стану пафосно говорить про «просвещать», а все управление видеосалонами передал своим родителям. Чему они были крайне рады – они у меня были людьми деятельными, энергичными. Важно было помочь им с поиском и приобретением новых и кассовых картин. Вкусы тогда были незатейливые у публики. Если написать на афише слово «боевик», залы битком заполнялись молодежью, если написать «эротика, только для взрослых», аншлаги были гарантированы. Наш кассовый хит был «Греческая смоковница» – прелестный совершенно фильм, его можно было крутить годами.

Ничего же не было близко похожего в кинотеатрах или по телевизору, все было очень скучное и ханжеское. А наши фильмы были глотком свободы, окном в красивую жизнь. Поэтому бизнес был весьма конкурентным на рынке, несмотря на то что кино мы показывали на небольшом экране. Зато в тепле, в нормальных креслах, в некоторых залах можно было перекусить.

Но жизнь начинала меняться, рынок все больше открывался. В девяностые стали появляться телевизоры и видеодвойки по более разумным ценам. Новые телевизоры уже не надо было перенастраивать или доукомплектовывать декодерами. Появились видеокассеты в свободной продаже. Вскоре цены на эту продукцию стали еще падать. Параллельно и советский прокат актуализировался, начал закупать более кассовые фильмы. Позже пришли на рынок компьютеры по вменяемым, а не баснословным ценам. Словом, смысла продолжать больше не было. Люди при всех равных исходных предпочтут домашний просмотр в кругу семьи, особенно в возрастной категории после тридцати. Мне было не грустно закрывать этот бизнес, я уже давно от него отошел, открывал другие. А родителям было грустно, они прикипели к своим видеозалам. Это была идеальная работа для них: общение с людьми, все стабильно, спокойно, продаешь билеты, отрываешь на билете контроль, ставишь кассету, наблюдаешь, как зрители радуются во время сеанса. Приятный бизнес, как раз для их возраста. Он эмоциональный, культурный – не водкой торговать. Но я не мог позволить себе притормаживать и ностальгировать – надо идти дальше, искать новые проекты. При этом необязательно метаться из стороны в сторону, можно идти по своему кильватеру. Если мне нравится работать с эмоциями людей, развлекать их, разнообразить их досуг, то в этом направлении я и продолжаю работать.

«Драматургия» в том, что некоторые привлекательные направления развлекательного бизнеса – то же казино – государство зарубило на корню, как ту лозу по приказу Горбачева. В результате индустрия развлечения стала более пресной: есть боулинг, есть бильярд, есть ресторан-караоке – всё, большего не нафантазируешь. Конечно, всем этим я сейчас тоже занимаюсь. Но мне интереснее придумывать что?то более эмоциональное, яркое и массовое. Я начал организовывать праздники, дискотеки, занялся концертной деятельностью. А с 2005 года занимаюсь проектом, который можно назвать «аттракционной деятельностью». Тоже развлечения, но с большей динамикой, драйвом.

Мы первыми в Екатеринбурге спроектировали и установили экстремальный 50?метровый аттракцион «Башня свободного падения». Рядом поставили просто гигантские качели «Марс», 32?метровую цепочную карусель. Буквально в этом году мы построили в парке развлечений «Катапульту» с выбросом двух посетителей на 45 метров, рядом американские горки, аттракцион диско. Но самое главное, три года назад, увидев, насколько это направление перспективное и интересное, мы организовали рабочую группу по проектированию, изготовлению и установке колес обозрения по всей России. Так почти в буквальном смысле «закольцевалась» моя бизнес-история в индустрии развлечений. Все началось с тогда еще крутящихся ленточных видеокассет, потом через вращающийся круг рулетки я пришел к полному производственному циклу колес обозрения. Красиво получилось. Я очень хотел стать артистом, у меня есть диплом, в котором написано «артист», но все, чем я занимаюсь в бизнесе, можно без натяжки назвать art’ом. Так что все правильно. Артист должен абсолютно владеть вниманием публики. А именно это и есть сверхзадача и смысловое зерно всех моих бизнес-движений.

Добавить комментарий

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи. Авторизоваться

Александр Соколов
Александр Соколов
7 марта 2014 в 07:00
Да сделано все на уровне http://ufa102.com/
Александр Соколов
Александр Соколов
7 марта 2014 в 07:00
Хорошая статья
Добавить комментарий